Чернецов Василий Михайлович

Казачьей чести, славы, истины невольник,

Донской Вандеи незапятнанный герой,

Неувядаемой славой венчанный полковник,

Имущий разум, не забудет подвиг твой.

 

В родных степях ты преждевременно загублен,

Юнцов спасая ты пожертвовал собой,

Рукою зрадника бессовестно зарублен,

Имущий память, воспевает подвиг твой.

 

Новочеркасская тюрьма.

Сергей Белогвардеец 21.1.2015.

***

Родился 22.03.1890 года в станице Калитвенской Донецкого округа Области Войска Донского в семье казака. Отец Чернецов Михаил Иосифович был ветеринарным фельдшером. Мать Акилина Иосифовна. Крестные – казак ст. Калитвенской Никита Фёдорович Бородин и Донской Области таганрогжского мещанина дочь, девица, Феодосия Михайловна Кремс. Таинство Крещения сврешили Священник  Павел Успенский и псаломщик Дьяконов 25 марта 1890 в Храме Успения Пресвятой Богородицы ст. Калитвенской.

 

В   1907   году окончил Каменское реальное училище.

В 1909 году окончил Новочеркасское Военное (юнкерское) училище, и выпущен хорунжим в 9-й Донской Казачий полк.

В 1913 году произведён в сотники и переведён на льготу.

 

В мае 1914 года (ещё до войны) награждён орденом святого Станислава 3-й степени.

 

1-я Мировая Война

 

По мобилизации поступил в 26-го Донской Казачий Полк (4-я Донская Казачья Дивизия).

Сражался против австрийцев и немцев.

20.11.1914 года получил ранение у деревни Лехово.

27.02.1915 года получил ранение у деревни Александрово.

Награждён вторым Станиславом, двумя Аннами, и за деревню Александрово - Владимиром.

С 30.08.1915 года назначен командиром Партизанской сотни 4-й Донской Казачьей Дивизии. В условиях позиционной войны специально создаваемые при кавалерийских и казачьих дивизиях партизанские сотни были наиболее активными и результативными боевыми частями.

Награждён Георгиевским оружием за нападение с сотней на немецкие позиции у деревни Гривнек, во время которого была уничтожена рота немцев и взято 12-ть пленных.

В 1916 году получил чин подъесаула (старшинство с 13.08.1915 года),  и  есаула  (старшинство с 20.02.1916 года).

12.08.1916 года попал в госпиталь по ранению, и более на фронт не вернулся.

После госпиталя назначен командиром 39-й особой сотни, с которой нёс службу в Макеевском угольном районе, сдерживал столкновения между шахтёрами и администрацией шахт. Комендант Макеевских рудников (слобода Макеевка и Макеевский район расположены на территории Таганрогского округа возле самой границы Области войска Донского, на железнодорожной ветке от Таганрога на север, в настоящее время – на территории Украины).

 

В 1917 году активно включился в политику. От родной станицы Каменской избран делегатом на Большой Войсковой Круг. На Круге занял более решительную позицию, чем большинство делегатов. Когда Круг признал власть Временного правительства, и вынес резолюцию о том, чтобы Временное правительство оградило страну от анархии и разрухи, Чернецов В.М. предложил дополнить эту резолюцию указанием о том, что Всевеликое Войско Донское готово оказать реальную поддержку Временному правительству. Однако поправка не была принята, поскольку Круг отнёсся к ней несочувственно.

 

Гражданская война

30.11.(13.12.) 1917 года в г.Новочеркасске организовал и возглавил небольшой партизанский отряд. Отряд первоначально назывался Партизанской сотней, и состоял примерно из 140 бойцов, организационно напоминал пешую сотню, и делился на 4 взвода:

-1-й взвод «вольноопределяющийся»;

- 2-й состоял из казаков и крестьян, и был пополнен студентами;

- 3-й «кадетский»;

- 4-й «непромокаемый».

Старший офицер отряда (сотни) – поручик Василий Курочкин, младший офицер отряда (сотни) – хорунжий Григорий Сидоренков.

Часть бойцов носила свою форменную одежду – студенческую, гимназическую; часть была переодета в солдатскую форму – шинели и папахи, захваченные у какого-то большевицкого эшелона.

Вступающие в отряд проверялись на знание ружейных приёмов, на что уходило не более пяти минут. Ситуация облегчалась тем, что в годы Первой мировой войны учащиеся прямо в учебных заведениях обучались простейшим строевым и ружейным приёмам.

В начале декабря 1917 года, сразу же после сформирования, отряд двинулся по железной дороге на север, и занял крупнейший в Области шахтёрский посёлок Александровск-Грушевский.

Севернее – на станции Горной, отряд понёс первые потери – погиб семинарист Фёдор Никонов. Затем Чернецов вышел на границу Области Войска Донского, и занял станцию Щетово на ветке Зверево-Дебальцево на украинской территории.

Примерно три недели, с первых чисел декабря и до Рождества, больших боёв не было. Большевики подтягивали силы к границам Области. С севера – от Воронежа на Чертково выдвинулся отряд Г.Петрова (один из будущих 26-ти бакинских комиссаров) - примерно 3.000 штыков при 40 пулемётах и 12 орудиях. Из Харькова в Донецк выдвинулся отряд Р.Сиверса – примерно 1.200 штыков, 100 сабель, 14 пулемётов, 6 орудий, который в Донецке соединился с местными рудничными отрядами красной гвардии. В Луганске расположился отряд Ю.Саблина - примерно 1.900 штыков, батарея, 8 пулемётов.

На помощь Сиверсу и Саблину шли снятые с германского фронта солдатские полки. По дороге они разлагались, митинговали, пьянствовали, и разбегались. Главной целью для них было – добраться домой, и воевать с казаками они не желали.

В конце декабря 1917 года командующий советскими войсками Антонов-Овсеенко решился нанести решающий удар по Области Войска Донского по сходящимся линиям железных дорог.

Отряд Петрова должен был наступать вдоль железной дороги от Воронежа через Чертково на Миллерово, но у Чертково увяз в переговорах с донскими регулярными разлагающимися полками.

Отряд Саблина от Луганска должен был выйти по железной дороге на важнейшую узловую станцию Лихая в самом центре Области Войска Донского. Отряд Сиверса должен был двигаться по параллельной ветке железной дороги из Никитовки на Дебальцево, Щетово, Зверево. Этими ударами отряды Сиверса и Саблина разрезали бы Область Войска Донского пополам.

Однако отряд Сиверса, получивший подкрепления с германского фронта, ввязался в бои с 46-м Донским полком, и увлекаемый этими боями, двинулся не на восток, на Дебальцево и Зверево, а на юг, на Таганрог.

Воспользовавшись образовавшимся разрывом, Донское командование решило нанести удар в стык между отрядами Сиверса и Саблина, на важную узловую станцию Дебальцево, расположенную на территории Екатеринославской губернии (Украина). Удар наносился по той самой ветке, по которой должен был пойти, но не пошёл Сиверс.

25.12.1917 года, в первый день Рождества, партизанский отряд Чернецова В.М. занял станцию Колпаково. 26.12.1917 года от Колпаково на Дебальцево была послана конная разведка. 27.12.1917 года отряд в составе эшелона выдвинулся из Колпаково в Дебальцево. В аппаратных на проезжаемых станциях партизаны оставляли караулы, блокируя связь.

Поезд остановился у Дебальцевского семафора, где партизаны разоружили часового и идущую к нему смену. Развернувшись в цепь, отряд двинулся на станцию. Большевики, застигнутые врасплох, открыли огонь, когда чернецовцы были уже в двухстах шагах от станционных построек. Перестрелка длилась около 20 минут, затем партизанская артиллерия, успевшая сгрузиться, первым же залпом сбила с вокзальной крыши большевицкий пулемёт, и чернецовцы пошли в атаку.

Станция была захвачена, находившиеся на ней отряды красных были полностью разгромлены и разбежались. После этого в Дебальцево высадились две сотни 10-го, сотня 58-го Донских полков, пулемётная команда 17-го Донского полка, и артиллерийский взвод, которые закрепили захваченную территорию.

В бою чернецовцы потеряли 2-х убитых – кадета 7-го класса Полковникова, и учащегося высше-командного училища Пятибратова. Было захвачено 5 пулемётов, вагон винтовок, и большое количество патронов. Планировавшееся большевицким руководством наступление было сорвано. Не желавшие по настоящему воевать большевицкие отряды стали митинговать и разлагаться.

Вследствие неудачи открытого захвата территории Области Войска Донского с помощью вооружённой силы, большевики изменили тактику и стали действовать по принципу «разделяй и властвуй».

Для этого действовавшие в среде казачества большевицкие провокаторы начали стравливать простых казаков с казачьим офицерским сословием.

С помощью данной политики большевики рассчитывали руками простых казаков обезглавить казачество, заставив его своими собственными руками ликвидировать Донское офицерское сословие, т.е. людей, способных организовать казачество на борьбу с большевицкой оккупацией.

Под лозунгами «свободы, равенства и братства» в казачью среду стали внедряться идеи о том, что власть в Области Войска Донского должна принадлежать «простым казакам», а не казачьему офицерскому сословию; что «простые казаки» должны взять власть в области в свои руки; что большевики якобы воюют не со всеми казаками, а только с офицерами; что если «простые казаки» свергнут Войсковое правительство и создадут «казачий» революционный комитет, то война прекратится.

Вследствие успеха данной политики 10.01.1918 года по инициативе дивизионного комитета 5-й Донской дивизии в станице Каменской собрался «съезд фронтового казачества», который объявил себя властью на Дону, упразднил Войсковое Правительство, и организовал донской РВК (донревком) во главе с его председателем Подтёлковым.

От имени донревкома 8-й и 43-й казачьи полки захватили важнейший в Области железнодорожный перегон между узловыми станциями Зверево и Лихая.

11.01.1918 года поднятый по тревоге чернецовский отряд (около 200 бойцов), и приданная ему 4-я рота Офицерского батальона под командованием подполковника Морозова, выдвинулись на станцию Зверево. В этот же день без боя были заняты Александровск-Грушевский, Сулин, Горная, головная группа заняла станцию Черевково.

На узловой станции Зверево находились эшелоны 8-го и 43-го полков, а также сотня 2-го Донского запасного полка, наиболее преданного донревкому.

Предполагая возможность столкновения с ними, Чернецов вернулся в Новочеркасск за артиллерией. 12.01.1918 года вечером он прибыл в юнкерскую батарею Миончинского, и просил 2 орудия.

В батарее уже был некомплект, и Миончинский отослал Чернецова в штаб Добровольческой армии. Чернецов ответил: «Если мы будем делиться на казаков и добровольцев, то через два дня здесь будут красные, и не останется ни тех, ни других», после чего поехал к генералу Алексееву.

Генерал Корнилов Л.Г. приказал передать Чернецову 1-й взвод юнкерской Михайловско-Константиновской батареи (2-й взвод был послан на Таганрогское направление к Кутепову).

13.01.1918 года была назначена погрузка, однако поступило сообщение, что Донской запасной артиллерийский дивизион, протестуя против увоза их орудий, идёт громить Атаманский дворец. Чернецов вывел юнкеров к дворцу. Опомнившись, казаки послали делегацию с повинной, после чего юнкера и орудия снова направились на погрузку.

Эшелон был составлен следующим образом: впереди товарная платформа с орудием; затем паровоз тендером вперёд, с пулемётами на тендере; далее классные вагоны с людьми и товарные с лошадьми, за ними паровоз с пулемётами на тендере; замыкала платформа со вторым орудием.

14.01.1918 года эшелон прибыл на станцию Каменоломни, где стояли две сотни партизан. Весь день 14.01.1918 года партизаны переговаривались по телеграфу с казаками, стоявшими в Зверево. В сумерках чернецовский эшелон подошёл к станции. Своих партизан Чернецов предупредил: «Не курить! Соблюдать тишину! Перед нами казаки. Попробуем уладить мирным путём».

Казаки стали собираться в ожидании митинга, но чернецовцы внезапно открыли пулемётный огонь над головами митингующих. 8-й и 43-й полки разбежались по домам, а сотня 2-го запасного полка сдала оружие.

Проходя узловые станции Зверево и Лихую, и двигаясь вперёд, на Каменскую, партизанский отряд подставлял левый фланг и тыл под удар большевицких эшелонов со стороны Украины.

 

Поэтому захваченные станции приходилось закреплять, оставляя на них гарнизоны. Эта роль отводилась офицерам Добровольческой армии, так как их появление в передовой цепи могло озлобить и спровоцировать не желающих воевать казаков донревкома.

В Зверево с полуротой (56 офицеров) остался подъесаул Лазарев. Остальная часть отряда на поезде двинулась дальше. На станции Замчалово пропущенные вперёд подтёлковскими казаками красные бежали без боя. На станции партизаны поймали двух большевицких комиссаров, один из которых оказался однофамильцем Дыбенко.

Подошли к Лихой, снова начали переговоры с казаками. Дали 15-ть минут на размышление, время истекло. После двух выстрелов шрапнелью и слабой перестрелки вступили в Лихую. Противник отошёл на Каменскую.

В Лихой осталась объявившая нейтралитет 5-я сотня Атаманского полка, которую разоружили. В столкновении за Лихую отряд потерял одного убитого – сотника Туроверова А.Н. из офицерской роты.

В Лихой переночевали. Здесь планировалось оставить офицерскую роту, чтобы прикрывать ветку на Украину. 15.01.1918 года утром в Каменскую был послан ультиматум сдать станицу, срок его истекал в 12 часов 16.01.1918 года.

В 6 часов вечера 15.01.1918 года на станцию Зверево со стороны Украины вышла большевицкая колонна с блиндированным поездом. Чернецовцы и подошедший к ним на помощь из Новочеркасска взвод 1-го Офицерского батальона отбивали атаки пулемётным огнём. В 10 часов вечера, когда пулемёт заклинило, офицеры, потеряв 1 убитого (сотника Алифанова В.В.), и забрав 5 раненных, прорвались сквозь охватившие Зверево большевицкие цепи и ушли на станцию Черевково, к Новочеркасску.

 


Опасаясь удара с двух сторон – со стороны Черевково и со стороны Лихой, большевики на ночь ушли из Зверево. Станция гордо объявила себя нейтральной.

16.01.1918 года бой за Зверево возобновился. Чернецов с 4-й офицерской ротой и орудием штабс-капитана Шперлинга вернулся от Лихой. С юга, от Черевково, наступал срочно высланный из Новочеркасска весь 1-й Офицерский батальон. Потеряв 1 убитого и 7 раненных, Чернецов восстановил положение, закрепив за собой Зверево.

 

В это время истёк срок ультиматума, посланного в Каменскую. Была перехвачена телеграмма: «Скажте там чдо сигодня 12 часов дня ожидается бой под каменской Чернецов подходит так чдо может быт придтся закрыт кантру прапаст. Поняли? Нач рвлюционый камитет ограбив казначейство кажс скрылся ктя комиссар говорит чдо ен на зтанции но я был в штабе камитета и там сидят палтара человика тильки штаб занимается прыврженцами првительзтва…».

Подтёлков, донревком, фото казаков, гражданская война, казачество, донское казачество фото,
Изменник казачества Ф. Г. Подтёлков

Не дожидаясь исхода боя у Зверево, в 3 часа пополудни 16.01.1918 года эшелон партизан под командованием Миончинского вышел на Каменскую, но у станции Северо-Донецкая его встретили цепи противника.

Чернецовцы высадились из вагонов, юнкера спустили с платформы орудие, их наблюдатель без всякого прикрытия вскарабкался на телеграфный столб. Цепь двинулась вперёд.

С 15 до 20 часов 16.01.1918 года шёл бой. Руководил им поручик Василий Курочкин. На правом фланге противника были цепи красных, на левом – цепи лейб-гвардии Казачьего полка. Лейб-казаки почти не стреляли. От их цепи прискакал парламентёр, и предупредил, что лейб-казаки сражаться не желают и уйдут в Каменскую.

Лейб-казаки действительно ушли, их сменили красные. До темноты большевицкая батарея обстреливала партизан, но не принесла им особого вреда. Около 20 часов, когда от Зверево вернулся Чернецов, партизанские цепи поднялись на «ура» сбили противника и захватили Северо-Донецкое.

Потери партизан были ничтожны, поскольку красные весь огонь сосредоточили на эшелоне и орудии. Погибли 2 юнкера, ещё 2 юнкера и офицер-пулемётчик были ранены.

 

Ночь с 16 на 17.01.1918 года передовые части партизанского отряда провели на полустанке Северо-Донецкое.

Голубов, фото казаков, казаки фотографии, донские казаки, предатель, красная гвардия
Изменник казачества Н.М. Голубов

Утром 17.01.1918 года части донревкома (донские гвардейские полки, 6-я и 30-я донские батареи), усиленные прибывшими 16.01.1918 года воронежскими красногвардейцами, двинулись из Каменской в наступление.

Чернецов в это время в Лихой встречался с подтёлковской делегацией, которая возвращалась с переговоров из Новочеркасска. Приказав арестовать и запереть подтёлковскую делегацию, Чернецов отбыл в Северо-Донецкое.

Батареи противника не успели даже развернуться. Стремительной контратакой партизан революционные войска были опрокинуты и побежали к Каменской. Донревком в панике бежал на север – на станцию Глубокую, успев связаться по телеграфу с Харьковом, и официально признать власть СНК (совета народных комиссаров) во главе с Лениным.

Преследуя революционные войска, чернецовцы прошли Каменскую, перебрались через реку Донец и вечером 17.01.1918 года заняли Глубокую, отбросив противника дальше на север. Перед захватом в Глубокой находилось приблизительно 1.500 красных, не считая казачьих полков, 4 батареи, 20 пулемётов. 10 пулемётов стали трофеями партизан.

В суматохе боя о подтёлковской делегации забыли, и ей удалось бежать окружным путём на Миллерово.

 

На ночь основные силы чернецовцев были отведены в Каменскую, туда же перебралось командование отряда. В Каменской развернулось формирование ещё одной сотни отряда из местных реалистов (командир есаул Дынский), и офицерской дружины из офицеров Атаманского и других казачьих полков.

Чернецов, Новочеркасск, Партизаны,
Чернецов В.М. Герой Казачьего Народа

17.01.1918 года Чернецову поступило донесение о том, что войсковой старшина Голубов Н.М. из наиболее революционно настроенных казаков 27-го, 44-го, гвардейских, и 2-го запасного казачьих полков сколачивает боевую конную группу, которая через несколько дней при поддержке уже подошедшей из Луганска и Воронежа красной пехоты двинется через Глубокую на Новочеркасск. Красная пехота будет наступать вдоль полотна железной дороги на Каменскую и свяжет отряд Чернецова, тем временем голубовская конная группа обойдёт партизан с тыла.

17.01.1918 года вечером колонна красных двинулась в наступление с запада - со станции Дуванная на станцию Лихая, заходя в тыл чернецовскому отряду. Около сотни офицеров гарнизона вступили в бой с первым эшелоном наступавших – около 400 человек наступали тремя цепями при поддержке батареи трёхдюймовок и взвода тяжёлой артиллерии. Потеряв 4 убитых и 10 раненных, офицеры отступили из Лихой, и двинулись по путям на север, к Каменской.

Большевики, заняв Лихую, свернули на юг, и утром 18.01.1918 года атаковали Зверево. Подъесаул Лазарев, державшийся в Зверево с 50 офицерами и юнкерами, дважды поднимал своих людей в контратаки.

18.01.1918 года с севера, от Каменской, на Лихую повели наступление партизаны. Сам Чернецов пока оставался в Каменской, готовил операцию на северном направлении. Он послал на Лихую 1-ю сотню отряда, состоявшую из «старых» партизан, и 2 орудия. У полустанка Северо-Донецкое чернецовцы встретили ушедших из Лихой офицеров.

Цепь партизан (дистанция 15 шагов) развернулась справа от железнодорожного полотна, цепь офицерской роты – слева. Два орудийных расчёта под командованием штабс-капитана Шперлинга вели огонь прямо с площадок эшелона. Всего в бой пошло около 200 человек.

На станции Лихая и на подступах к Зверево находилось примерно 2,5 тысячи красных. Костяк их составлял 275-й запасной пехотный полк, латыши и рота пленных немцев.

Бой начался в 8 часов утра 18.01.1918 года. Первый же партизанский снаряд снял с крыши станции красных наблюдателей. В решающую атаку чернецовцы перешли после 12 часов дня. Из-за обилия забивших Лихую эшелонов с награбленным добром большевицкие орудия невозможно было «подвинуть», и они стреляли по своим.

Цепи цернецовцев без выстрела двигались к станции, поддерживаемые огнём двух орудий и двух пулемётов. В двухстах шагах от противника цепь сжалась, и с криком «Ура» бросилась в штыки. Бой был жаркий, однако через 20 минут всё было кончено.

Командир большевицкого отряда Макаров был убит. Потеряв 12-ть пулемётов и больше сотни убитых, беспорядочные толпы красных хлынули вдоль полотна на Шмитовскую, едва успев спасти свои орудия. На станции был захвачен поезд с мануфактурой, копчёной рыбой, сушёными абрикосами, изюмом, миндалём. При отступлении красными были брошены более 1.000 снарядов.

Отряд Чернецова потерял в бою за Лихую 11 человек убитыми (5 офицеров и 6 партизан), и 20 раненными. Был ранен в голову руководивший боем поручик Василий Курочкин.

Корнилов, встревоженный появлением большевиков в Зверево и Лихой, выслал из Новочеркасска на север, в Зверево, остальные роты 1-го Офицерского батальона, после чего наступавшая на Зверево колонна Саблина отошла со значительными потерями.

 

19.01.1918 года партизаны, забрав с собой раненых и убитых, вернулись из Лихой в Каменскую. Туда же подошла и 4-я офицерская рота. Днём 19.01.1918 года в Каменской похоронили местных погибших партизан, тела остальных были отправлены в Новочеркасск.

Чернецов, станица Еланская, Мелихов,
Памятный барельеф полковнику Чернецову на музейно-мемориальном комплексе в ст. Еланской.

Вечером 19.01.1918 года из Новочеркасска пришло сообщение о том, что Чернецов В.М. за бои у Северо-Донецкого и Лихой произведён в полковники, а вся 1-я сотня его отряда награждена георгиевскими медалями.

19.01.1918 года 2-я рота Офицерского батальона выступила по метели на запад - выбивать красных со станции Гуково, но попала в засаду - из боя не вернулось 27 человек.

На северном направлении, воспользовавшись переброской части партизанского отряда, и участие его в бою за Лихую, большевики захватили Глубокую. Днём 19.01.1918 года, даже во время похорон погибших партизан, большевицкие составы показывались на севере и обстреливали Каменскую из орудий. Чернецовцы, которые не успели подвезти свои орудия из Лихой, отвечали пулемётным огнём.

Вечером 19.01.1918 года Чернецов стал детально планировать удар по Глубокой. Предполагалось, что на станции находится примерно 1.000-1.500 красногвардейцев. Наличие боевых казачьих частей вообще не предусматривалось.

«Революционные» казаки до сих пор от боя уклонялись. Среди их верхушки шёл раскол. Голубов вдруг стал играть одну из главных ролей, и Подтёлкову с его окружением это не нравилось. Формирование (сколачивание) специальных частей из казаков разных полков показывало, что сами полки небоеспособны, а на «сколачивание» нужно время.

На самой станции Глубокой больших казачьих частей не стояло. Полки были разбросаны по хуторам и станицам вдоль реки Донец и вдоль границы Области. Если их не трогать, то и они не тронут.

А коли партизанам противостояла одна красная гвардия, решено было станцию Глубокую обойти, взорвать пути к северу от неё, и атаковать с двух сторон, полностью уничтожив большевиков. Явное неравенство сил Чернецова не смущало. Всё это время любой бой, даже в окружении, неизменно заканчивался в его пользу. Офицеры и партизаны проявляли большую устойчивость. Большую роль играло то обстоятельство, что красногвардейцы пока не умели, а казаки не хотели воевать, и всякий раз уклонялись от серьёзного боя.

Поэтому планировалось следующее:

Отряд с орудием и двумя пулемётами на автомобиле и телегах должен был выступить из Каменской рано утром 20.01.1918 года (казаки и ломовые извозчики должны были подогнать телеги к 4 часам утра), и обойти Глубокую по грунтовым дорогам с северо-востока – по землям родной станицы Чернецова - Калитвенской. Это был первый случай отрыва от железной дороги.

Оставшаяся часть партизан со вторым орудием на платформе, при поддержке местной офицерской дружины, должна была атаковать Глубокую по железной дороге с юга. Общая атака была назначена на 12 часов.

Однако возчики опоздали, и телеги были поданы только к 7 часам утра. Поэтому Чернецов выступил с опозданием. Для оставшихся в Каменской задача была уточнена: выдвинуться к разъезду Погорелово и по сигналу – высокому шрапнельному разрыву – атаковать Глубокую с юга.

1-я сотня, костяк чернецовского отряда, в обход не пошла. Сказались измотавшие отряд недельные бои. Поэтому Чернецов повёл с собой остатки 4-й офицерской роты, юнкеров-артиллеристов, а также партизанскую сотню, сформированную в Каменской и состоящую из местных партизан, которые хорошо знали местность.

С собой Чернецов взял 2-е орудие батареи (образца 1900 года), несколько разведчиков и телефонистов, и 2 лёгких пулемёта с батареи. Возглавлял эту команду сам Миончинский.

В Каменской остался один взвод, поскольку часть отряда была в Зверево, часть -выдвинута к западу от Лихой на ветке Лихая-Харьков, часть – к востоку на ветке Лихая-Царицын.

Около 10 часов 20.01.1918 года подъесаул Упорников, снарядив два пустых товарняка, и рассадив на паровозы семь юнкеров, отправился к Глубокой.

Это была только демонстрация, поскольку орудие, с которым предполагалось атаковать Глубокую, из Лихой ещё не прибыло.

У полустанка Погорелово Упорников был встречен артиллерийским огнём. Стреляла 6-я гвардейская батарея. Создалось впечатление, что казаки-батарейцы просто играют, сознательно не ведут огонь на поражение, и эшелон от греха подальше вернулся в Каменскую.

Оставшись в самом начале операции без поддержки с юга, отряд самого Чернецова несколько раз сбивался с пути, и вышел на исходный рубеж атаки – высоты к северо-востоку от Глубокой, только к 4 часам дня.

Большевики на станции уже в 2 часа дня знали от перебежчика, что Чернецов пошёл в обход, и готовились к встрече.

Чернецов отпустил возчиков с телегами, затем приказал разобрать железнодорожные пути, и открыл орудийный огонь по Глубокой. В ответ на выстрелы чернецовского орудия со станции ударили пушки 4-й забайкальской батареи, пришедшей в Глубокую вместе с большевицким отрядом Петрова. Батарея вела огонь прямо с платформ поезда, и уже 3-м выстрелом подбила чернецовское орудие. Два юнкера-артиллериста (Икишев и Полевой) были ранены.

Отряд наступал на вокзал с севера: справа от железной дороги наступали остатки 4-й офицерской роты, слева партизанская сотня. У Глубокой встретили цепь красных и вели с ней перестрелку до темноты. Красные вели беспорядочный и не меткий огонь, со станции к ним на помощь подходили подкрепления.

В темноте чернецовцы атаковали, опрокинули красных и ворвались на вокзал, но были встречены жестоким огнём из эшелонов. Оба пулемёта заклинило, и отряд вынужден был отойти.

С юга атаку никто не поддержал. В это время в Каменской адъютант отряда поручик Личко предлагал офицерской дружине выдвинуться к Глубокой, но желающих не нашлось.

После отхода партизан из Глубокой красные в темноте из-за возникшей неразберихи некоторое время беспорядочно обстреливали друг-друга.

Во время боя остатки 4-й офицерской роты подполковника Морозова, атаковавшие справа от железнодорожной насыпи, прорвали позиции большевиков и оторвались от отряда. К утру 21.01.1918 года Морозов со своими людьми вернулся в Каменскую, где заявил, что после боя за Глубокую он потерял связь с Чернецовым, и поэтому вынужден был вернуться.

У Чернецова осталось меньше сотни голодных, замёрзших и усталых партизан, отступивших к бугру северо-восточнее Глубокой, исходному рубежу атаки, где находилось подбитое орудие.

Заночевали в хуторе Пиховкин, расположенном в версте к северо-западу от Глубокой. Партизаны расположились в церковном домике для сторожей и в сараях. Чернецов остановился в доме священника. Миончинский и командир орудия поручик Казанли всю ночь чинили орудийный затвор (в нём был сбит боёк), и к утру починили. Орудие стояло в церковной ограде.

В ночь с 20 на 21.01.1918 года находившийся в Зверево Офицерский батальон атаковал станцию Гуково, куда подошли свежие силы большевиков, около 2.000 человек. Около 22 часов 20.01.1918 года батальон с пулемётом на дрезине выдвинулся вдоль железной дороги. В 3 часа ночи 21.01.1918 года он внезапно ворвался на станцию Гуково и устроил там штыковой бой. Из трёх эшелонов красных два были наголову разгромлены, третий прорвался и ушёл, так как посланная в обход Донская офицерская дружина не смогла правильно заминировать мост. Офицерский батальон потерял 7 убитых и 20 раненых. Большевики потеряли около 500 убитых, 300 пленных, и 13 пулемётов. В Гуково были найдены трупы офицеров 2-й офицерской роты, которых перед смертью пытали, что решило участь пленных.

К полудню 21.01.1918 года, передав станцию Гуково Донской офицерской дружине (200 человек), Офицерский батальон отбыл в Зверево и далее в Новочеркасск и Ростов.

Утром затемно 21.01.1918 года чернецовцы (всего 86 человек) построились у церкви. Отряд в колонне пересёк железную дорогу и поднялся на бугры, с которых вчера начинал атаку. Здесь партизаны отыскали брошенный вчера пулемёт.

Чернецов приказал дать по станции несколько выстрелов из исправленного орудия. Всего было дано 10 выстрелов. В ответ красные двинули из Глубокой цепь, но Чернецов не стал ввязываться в бой и повёл отряд прежним путём на Каменскую.

Во время боя в Глубокой, известный авантюрист войсковой старшина Голубов, ставший на сторону донревкома, ускакал в станицу Митякинскую, где стоял 27-й казачий полк, в котором Голубов служил на австро-германском фронте. Голубов поднял полк по тревоге и объявил, что офицеры-корниловцы в Глубокой режут казаков.

Две сотни 27-го полка, развернув полковое знамя, вместе с командиром полка пошли за Голубовым отражать «супостатов». Также Голубову удалось увлечь за собой часть казаков 44-го полка, атаманцев, и 6-ю гвардейскую батарею.

Партизаны, пройдя четверть пути на Каменскую, заметили казачьи разъезды. Произошло несколько стычек между казачьими разъездами и конными артиллерийскими разведчиками отряда, в ходе которых был убит один казак 44-го полка.

Поднявшись на возвышенность, партизаны увидели перед собой казачий полк примерно в 500 шашек, пулемётную команду, и 6-ти орудийную батарею, которые готовились к атаке. Попытки начать переговоры не удались, так как голубовские казаки стреляли по парламентёрам. Батарея открыла артиллерийский огонь.

Прямым попаданием гранаты выбило передних лошадей артиллерийской упряжки партизан. Миончинский развернул орудие и дал три ответных выстрела, третьим выстрелом повредив два орудия противника.

Силы были явно не равны, и Чернецов приказал отходить на запад - к полотну железной дороги, рассчитывая на помощь из Каменской. Однако партизаны, отступая, отклонились от взятого было направления, поскольку конница противника, не давая отряду задерживаться, заставляла его двигаться в нежелательном направлении – на северо-запад в сторону Глубокой, на которой находились крупные силы большевиков. Поэтому партизаны вынуждены были повернуть на восток – к хутору Гусеву.

У глубокого оврага, через который орудие не могло перейти, Чернецов приказал сбросить его вниз. Орудие сбросили в овраг, замок, прицел, и угломерный круг утопили в ручье на дне оврага.

После этого Чернецов приказал Миончинскому с конными артиллеристами прорываться в Каменскую. Миончинский размахивая белым платком, с примерно 20 юнкерами выскакал из оврага, и проскакал мимо озадаченных казаков, которые прекратили стрельбу. Этот отряд проблуждал по степи всю ночь, и утром явился в Каменскую.

Чернецов, и оставшиеся с ним около 40 человек стали уходить по дну оврага к хутору Гусеву. Решив закончить дело одним ударом, Голубов бросил казаков в конную атаку. Чернецов поднял партизан на край оврага, подпустив конницу на 100 саженей (200 метров), и открыл огонь залпами. Атакующие поскакали обратно. Чернецов поздравил партизан с производством в прапорщики.

После второй атаки, отбитой также, Чернецов поздравил партизан с производством в подпоручики, после третьей – в поручики. В последней атаке партизаны захватили подхорунжего 27-го полка, который притворно возмущался и кричал, что это недоразумение. Его отпустили, так как он обещал договориться, что партизан пропустят.

В это время казачья конница появилась на другой стороне оврага, зайдя с тыла, и Чернецов повёл партизан на ту сторону. Поднимаясь на край оврага, он был ранен пулей в ногу. Партизаны залегли вокруг него, образуя круг радиусом шагов 20-30.

Увидев, что уничтожить партизан не удаётся, Голубов начал переговоры с Чернецовым, которому дал слово казачьего офицера, что отпустит остатки отряда, если партизаны сложат оружие. В это время из Каменской дважды – вначале под командой подъесаула Упорникова, а затем – подъесаула Лазарева, выходил партизанский эшелон, и пытался атаковать Глубокую. Демонстрировавшие из Каменской партизаны своим огнём нагоняли на «революционных» казаков неуверенность, в связи с чем последние начали колебаться.

Желая сохранить остатки партизанского отряда, и играя на желании Голубова устроить торг с Войсковым правительством, Чернецов воздействовал на последнего, а также на окруживших их казаков, чему также способствовали демонстрировавшие из Каменской партизанские эшелоны. В результате Голубов выслал в Каменскую парламентёров с запиской: «1918 г., 21 января, я, Чернецов, вместе с отрядом взят в плен. Во избежание совершенно ненужного кровопролития прошу Вас не наступать. От самосуда мы гарантированы словом всего отряда и войскового старшины Голубова. Полковник Чернецов. Войсковой старшина Н.Голубов. 1918 г. 21 января».

Однако прибывший на место председатель донревкома Подтёлков пресёк переговоры, после чего большая толпа вооружённых казаков набросилась на партизан, и погнала их в Глубокую. Меж тем стемнело. Воспользовавшись начавшейся невдалеке перестрелкой, Чернецов крикнул – «Это наши – Ура!», после чего партизаны, воспользовавшись возникшим среди конвоя замешательством, бросились на охранявших их подтёлковцев.

В ходе схватки сам Чернецов и большая часть его отряда были изрублены конвоирами, бежать и вернуться удалось только 15 юношам. До станции Глубокой подтёлковцы довели только пятерых – солдата с румынского фронта, двух юнкеров-артиллеристов Константиновского училища, ученика Каменского реального училища, и примкнувшего к чернецовцам помощника слесаря из самой Глубокой. Участь их была печальна.

После столкновения с чернецовским отрядом, 22.01.1918 года красная гвардия ушла из Глубокой на станцию Миллерово, поскольку её командир Г.Петров был ранен в ногу, а весь командный состав выбыл из строя.

Фактически все боевые части донревкома разбежались по домам. Попытки Подтёлкова провести 22.01.1918 года мобилизацию успеха не имели. В Миллерово к месту сбора прибыло всего 1.600 человек, однако на погрузку в вагоны явилось всего 80, остальные разбежались. Для Войскового правительства опасность с севера утратила свою остроту.

22.01.1918 года подъесаул Лазарев с 62 партизанами и 4-й офицерской ротой совершил налёт на Глубокую и близлежащие хутора, и подобрал трупы 9 зарубленных вместе с Чернецовым партизан, после чего вернулся в Каменскую.

23.01.1918 года на хуторе Астахов партизаны и юнкера во главе с Миончинским подобрали 6 брошенных орудий и 16 зарядных ящиков лейб-гвардии 6-й Донской батареи. В Новочеркасске служивший в этой батарее есаул Упорников из своих бывших орудий собрал 4-ре боеспособных.

 

Со смертью Чернецова борьба в большевицкой оккупацией не закончилась. После своей смерти Чернецов стал легендой для молодёжи, вступавшей в партизанские отряды, и продолжавшей борьбу с большевизмом. После захвата территории Области Войска Донского большевиками все эти отряды стали основой, вокруг которой на борьбу с большевизмом сплотилось всё Всевеликое Войско Донское, и стали боевым ядром Донской Армии.

 Александр Половцев.

Новочеркасск.

Kommentar schreiben

Kommentare: 4
  • #1

    Злодей (Montag, 19 Dezember 2016 20:47)

    "Времена не выбирают - в них живут и умирают!"
    Не удивительно, что в Новочеркасске нет памятника этому Герою!!!

  • #2

    Георгий (Mittwoch, 08 Februar 2017 23:46)

    Замечательная статья!
    А где же был похоронен ГЕРОЙ Чернецов? Что-то известно?

  • #3

    Русский (Freitag, 15 Dezember 2017 21:14)

    Казаки это создатели России!

  • #4

    Ленин (Montag, 18 Dezember 2017 18:29)

    Брехня! Казаки сами во всем виноватые и нет им оправдания.

Условия использования информации

© www.don-ataman.org

Правила использования материалов, опубликованных на узле www.don-ataman.org 
ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ