Переписка П. Н. Краснова с А. В. Амфитеатровым.

Опубликовано в журнале: 

«Новый Журнал» 2013, №271

Жорж Шерон 

«...Жить писателю очень тяжело»

Источник http://magazines.russ.ru/nj/2013/271/7sh-pr.html

В августе 1927 года в эмиграционной прессе появились сенсационные сообщения о боевых подвигах некого атамана Кречета на советской территории1. Эти события были настоль фантастичны, что среди эмигрантских кругов сразу возникли сомнения об их подлиности2. Видный писатель Александр Амфитеатров (1862–1938), сотрудник многочисленных эмигрантских газет, пользуясь смутными «сводками» атамана, написал статью в его защиту3. Амфитеатров обратился к видному политическому деятелю и беллетристу, к генералу Петру Краснову (1869–1947) за дополнительной информацией об организации «Братство Русской Правды» (БРП)4, от которой, якобы, действовал атаман Кречет. В течение одиннадцати лет (1922–1933) П. Н. Краснов являлся одним из главных сторонников сугубо законспирированной монархической организации БРП. С этого запроса (письмо не сохранилось) и завязалась переписка между двумя маститыми писателями. Хотя жизненные пути Краснова и Амфитеатрова не пересекались до революции, но в эмиграции они нашли общий язык и полное соответствие в своих политических взглядах.

В дореволюционной России у Петра Краснова сложилась успешная армейская карьера5; он достиг звания генерала от кавалерии. Вся жизнь Краснова была связана с Донским казачеством. В Первой мировой войне Краснов командовал 1-й бригадой в составе 1-й Донской казачьей дивизии, затем – 3-й Донской казачьей дивизии, потом – 2-й Сводной. Во время Гражданской войны командовал Донской армией; в 1918 году был избран атаманом Донского казачества и даже создал Донскую республику на территории Области Войска Донского. Он был также отменным военным журналистом и публицистом. Не ограничиваясь сугубо научно-военной тематикой в своих писаниях, Краснов отдавал должное беллетристике. После поражения Белых войск, Краснов оказался в эмиграции – сначала в Германии, затем во Франции.

В начале двадцатых годов Краснов обосновался в маленькой деревне Шуаньи при штабе Великого князя Николая Николаевича6. В неопубликованной биографии своего мужа, Л. Краснова написала об этом: «По прибытии в Шуаньи, к Великому Князю Николаю Николаевичу П. Н. получает назначение состоять при Великом Князе. Здесь он пишет открытое письмо казакам № 6, в котором приглашает всех «казаков объединиться подле Ве-ликого Князя, создать ▒казну’ Великого Князя для борьбы за Родину. Некоторое время П. Н. несет при Великом Князе секретарские обязанности, до приезда князя Оболенского; после, примерно с весны 1924-го года, остается только при Великом Князе, осведомляя его о том, что делается в России и в казачьих станицах заграницей7.»

В эмиграции Краснов много и часто публиковал беллетристику, критику и мемуары. Вообще за этот период Краснов опубликовал более 30 книг. Его роман «От Двуглавого орла к Красному знамени» (1921) стал бестселлером в эмиграции на много лет (книга была переведена на двенадцать языков мира).

Переписка П. Краснова и А. Амфитеатрова освещает некоторые «темные» пятна в эмигрантской биографии Краснова. По письмам видно, что Петр Николаевич был искренним патриотом России, занимая правую политическую позицию. Возможно, что после прочтения всей переписки этих двух замечательных людей станет яснее последующий путь генерала от «двуглавого орла к нацистской свастике»8.

Письма печатаются по новой орфографии с сохранением особенностей правописания некоторых слов, характерных для авторов. В примечаниях не оговариваются общеизвестные факты и события из русской и мировой культуры. Все комментарии сведены до минимума. Сохранилось 67 писем: 59 Краснова и 8 Амфитеатрова. Оригиналы публикуемых писем хранятся в архивах Lilly Library, Manuscript Collection, Amfiteatrov papers. University of Indiana, Bloomington. Holy Trinity Orthodox Seminary Archives, Krasnov papers. Box 2, folder 27 (приношу благодарность свящ. В. Цурикову за предоставление этого материала). Выражаю особенную благодарность А. Тюрину за оказанную техническую помощь.

_________________________________

1. Флейшман Л. В тисках провокатора. Операция «Трест» и русская зарубежная печать. – М., 2003. С. 233.

2. Там же. С. 278.

3. Амфитеатров А. Листки // «Возрождение». 1927. № 829, 9 сентября. С. 2.

4. Эпистолярная тема «Братство Русской Правды» будет продолжаться даже после смерти Амфитеатрова, но уже с его вдовой (Иллария Владимировна Амфитеатрова 1873–1949). О мистификации организации БРП недавно появилась обстоятельная статья российского исследователя О. Будницкого. См.: Будницкий О. Братство Русской Правды – последний литературный проект С. А. Соколова-Кречетова // «Новое литературное обозрение». 2003. № 64. С. 114-143.

5. П. Н. Краснов происходил из знатной военной казачей семьи. См.: Военная энциклопедия. Т. XIII. СПб., 1913. С. 256-257.

6. Николай Николаевич Романов (1856–1929) – Великий князь, внук императора Николая I, генерал кавалерии. В Первой мировой войне – Верховный главнокомандующий Русской армии (до 1915 г.). С 1926 года – местоблюститель престола.

7. Краснова Л. Ф. Биографические данные о Войске Донского генерала от кавалерии Петре Нколаевиче Краснове (1932). – Hoover Institution Archives, Baroness Maria Vrangel. Box 14, file 15. P. 32.

8. Краснов был казнен как «агент германской разведки» после Второй мировой войны. См.: Сообщение Военной Коллегии Верховного Суда Cоюза СССР // «Правда». 1947. № 15 (10406), 17 января. С. 4.

1

Santeny par Villecresnes,

Seine-et-Oise1,

France.

20 сентября 1927 г.

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

С удовольствием сообщу Вам все, что мне известно о Братстве Русской Правды2.

1. – В 1923 году в Советской республике появился маленький подпольный журнал «Русская Правда»3, выходивший примерно раз в месяц и неутомимо звавший к активной противокоммунистической работе под лозунгами национальной «Русской» России. Неизвестная редакция стала его присылать и мне, прося содействия его распространению. С 1925 года этот журнал стал выходить более или менее аккуратно – примерно раз в два месяца. Тогда же лица, приезжавшие из Петербурга, Москвы и с Дона, говорили мне, что видели его там и что он имеет большой успех. Особенно широкое распространение он получил на западной границе СССР в Волыни, Холмщине, Полтаве и Псковской губернии и на Дальнем Востоке. Последний полученный мною на прошлой неделе № я Вам посылаю. В нем ясно изображена программа журнала и Братства.

2. – В 1925 году я имел случайную связь с «Партизанами Зеленого Дуба» и их атаманом Дергачом4. Я получил от них письма для передачи Е[го] И[мператорскому] В[еличеству] Великому князю Николаю Николаевичу и краткий отчет об их деятельности. Тогда же (это сообщаю Вам под большим секретом) я виделся с Захарченко-Шульц5, сообщившей мне о начале активной (первоначально террористической) работе организации «Зеленого Дуба». Вскоре из советских газет мы стали узнавать об оживлении покушений на коммунистов, советских работников в разных местах России6.

3. – В 1926 году лица, распространявшие в России газету «Русская Правда», составили союз Братство Русской Правды с определенными лозунгами и присягой.

4. – В 1927 году, в самом начале, партизаны «Зеленого Дуба» атаманов Дергача, Кречета7 и др[угих] соединились с Братством Русской Правды, войдя в него.

5. – Весною этого 1927 года Братство Русской Правды объявило жестокую «малую» войну коммунистам, и, по сведениям, как от братьев Русской Правды, так и из советских газет и сводок в июле, в августе и сентябре не проходило дня, чтобы не было схваток, перестрелок, засад и нападений на коммунистов8.

Все эти факты и не так[ие] уже секретные, ибо о них пишется как в советских газетах, так и в журнале «Русская Правда». Они не могут не быть неизвестны советам, ибо Красная армия дерется с братьями «Русской Правды» с оружием в руках. Я состою, через брата № 9, в некоторой связи с Братством, помогая ему, чем могу – сбором денег9, информаций и т. п.

Из того, что –

– я получаю журнал «Русскую Правду» уже четвертый год и слежу за ее направлением.

– я слышал от приезжих, что она идет и в России и пользуется там широким распространением.

– я получал письма и донесения штаба «Партизан Зеленого Дуба», а потом читал в советских газетах описания, а иногда только намеки о том, что сделано было партизанами.

– из показаний лично мне известной Захарченко-Шульц (это секрет), наконец,

– из писем с Дона и Дальнего Востока, где часто упоминается имя Братства Русской Правды и его работа,

...я могу считать, что конспиративное Братство Русской Правды действительно существует. Что оно начало свою работу в 1923 году, вероятно только агитационную, а к 1927 году, сильно развившись и укрепившись, продолжает ее уже и активно боевыми действиями.

Я могу к этому прибавить, что Братство не получает никакой поддержки от Великого князя Николая Николаевича, а также не получает помощи ни от какой из политических партий и, сколько мне известно, не получает помощи ни от какой иностранной державы из-за границы. По донесениям штаба «Зеленого Дуба», их тону, именам и пр[очему] можно судить, что руководителями являются бывшие офицеры, рядовыми же партизанами – крестьяне и рабочие тех мест, где работают партизаны, а также молодежь, нередко из комсомола.

Вот все, что могу Вам сообщить, не зная Вас лично, но давно зная Вас по Вашей литературной деятельности и понимая, что в деле отношения к большевикам мы с Вами находимся не только в одном лагере, но и мыслим-то одинаково – надо оружием отнять Россию от большевиков.

Я немного моложе Вас годами. Пережитое (4 раза водили на расстрел), рана на войне и пр[очее] укатали меня, как крутые горы сивку.

Я прошу редакцию «Медного Всадника»10 послать Вам от меня некоторые мои сочинения и буду Вам бесконечно признателен, если Вы мне письмом или статьею в газете выскажете свое о них беспристрастное и так дорогое для меня мнение, как мнение старого литератора, знатока русского языка11.

Искренно уважающий Вас,

П. Краснов.

______________________________

1. О месте жительстве Краснова в деревне Сантени жена Краснова рассказала в своем биографическом очерке о муже: «Когда П. Н. был вызван во Францию к Великому Князю Николаю Николаевичу, Великий Князь пожелал, чтобы П. Н. поселился подле него, чтобы Великий Князь мог каждую минуту вызвать П. Н. к себе в Шуаньи, П. Н. с женою устроился в старом развалившемся замке в деревне Сантени, департамента Сены и Уазы, где ему дала пристанище одна старая, очень образованная француженка мадемуазелль де-ля-Перрьер. Ознакомившись ближе с Лидией Федоровной и П. Н., мадемуазелль де-ля-Перрьер очень полюбила Лидию Федоровну и, памятуя, как во время французской революции русские дворяне оказывали гостеприимство французским эмигрантам, закрепила эти две комнаты за П. Н. и его женою до их смерти и, умирая в январе 1931-го года, указала в завещании сохранить эти комнаты за П. Н. и его женою.» (Краснова Л. Ф. Биографические данные о Войска Донского генерале от кавалерии Петре Николаевиче Краснове (1932). HooverInstitution Archives. Baroness Vrangel Collection. Box 14, file 15. P.33)

2. Интересно мнение об этом раннем этапе работы БРП американского исследователя Лазаря Флейшмана: «Группа, считавшаяся безнадежно маргинальной и ограничивавшаяся до сих пор изданием низкопробного подпольного агитационного листка, заполнявшегося анонимными заметками и пещерными политическими лозунгами.» (Флейшман Л. В поисках провокации. Операция «Трест» и русская зарубежная печать. М., 2003. С.233)

3. Журнал издавался сначала в Берлине, а потом в Белграде и засылался в Сов. Союз. Краснов входил в редакцию журнала. Очевидно Краснов намеренно искажал данные о БРП, чтобы привлечь больше внимание и материальную помощь к этой организации.

4. Как пишет петербургский исследователь П. Базанов, «как это ни парадоксально, но БРП действительно имело реально существующие подпольные и партизанские организации на территории СССР. Конечно, в целях саморекламы руководители БРП сильно превышали число своих сторонников в СССР, но в Белоруссии, Псковщине и других западных губерниях на БРП ориентировались остатки сторонников Б. В. Савинкова и Булак-Балаховича, отряды белорусских националистов – т. н. «Дружины Зеленого дуба» и т. д.» (Базанов П. Братство Русской Правды // Издательства и издательские организации эмиграции, 1917–2003 гг. Энциклопедический справочник. CПб., 2005. С. 26).

5. Захарченко-Шульц Мария Владиславовна (1894–1927) – участница Первой мировой и Гражданской войн, политическая деятельница Белого движения, активный член РОВС. См. подробнее НЖ №№ 247, 249, 2007.

6. Только два теракта в июне 1927 года получили большую огласку в печати: вышеупоминутый эпизод в Москве и удачное покушение на партийный клуб на Мойке в Ленинграде.

7. Атаман Дергач и Кречет – одно и то же лицо – Сергей Алексеевич Соколов (1878–1936), писавший под псевдонимом Сергей Кречетов. Кречетов в БРП был Братом № 1, а также редактором и автором журнала «Русская Правда». См. Будницкий О. Братство Русской Правды – последний литературный проект С. А. Соко-лова-Кречетова // «Новое литературное обозрение». 2003. № 64. С. 115; 122; 143.

8. В этих акциях участвовали боевики из Парижа под руководством генерала А. П. Куте-пова, возглавлявшего террористическую фракцию РОВС.

9. Одно время герцог Г. Н. Лейхтенбергский (1872–1929), друг Краснова, финансировал журнал «Русская правда». Подробнее см. Базанов. Указ. Соч. С. 28.

10. «Медный Всадник» – берлинское книгоиздательство, которое печатало продукцию БРП, позже все печаталось в Белграде. Главой издательства был С. А. Соколов-Кречетов, владельцем издательства – герцог Лейхтенбергский. См. Базанов П. «Медный Всадник» // Там же. С. 125.

11. На оснований этого письма Амфитеатров дал отпор критике П. Б. Струве относительно деятельности БРП. См. Амфитеатров А. Листки // «Возрождение». 1927. № 889, 8 декабря. С этих пор Амфитеатров стал страстным защитником БРП.

2

12 октября 1927

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Был весьма тронут и обрадован Вашим письмом и таким теплым отзывом о моих книгах. Я смогу Вам послать, вероятно, свои последние произведения «Все проходит»1 и «С нами Бог»2, но боюсь, что не смогу Вам достать ни «За чертополохом»3, ни «От Двуглавого орла к Красному знамени»4. Эти книги вышли в издательстве О. Дьяковой в Берлине и все, сколько мне известно, распроданы. Так как О. Дьякова5 мне не выплатила авторского гонорара, у меня с нею была неприятная переписка, отношения между нами прерваны, и она мне не отвечает на письма. Читал в объявлении, что она пустила «От Двуглавого орла к Красному знамени» в продажу по 190 франков вместо 37 фр[анков], и ничего не могу с нею сделать. Я все-таки постараюсь у кого-нибудь из знакомых отыскать эти книги и тогда пошлю их Вам с отменным удовольствием.

Еще раз благодарю за Ваше милое, сердечное письмо.

Искренно уважающий Вас

П. Краснов

______________________________

1. Краснов П. Н. Все проходит. Историческая повесть. – Берлин: Изд-во «Медный Всадник», 1926.

2. Краснов П. Н. С нами Бог. Исторический роман. – Берлин: Изд-во «Медный Всадник», 1927.

3. Краснов П. Н. За чертополохом. Фантастический роман. – Берлин: Изд-во Ольги Дьяковой и К╟, 1922.

4. Краснов П. Н. От двуглавого орла к красному знамени. 1894–1921 гг. Трилогия. – Берлин: Изд-во Ольги Дьяковой и К╟, 1921 (1-е изд.); 1922 (2-ое изд.).

5. Речь идет об Ольге Дьяковой (Смородинова, Эйсман) и Ипполите Дьякове (1865–1934). Ипполит Николаевич Дьяков – киевский градоначальник с 1906–1916 и 1919 гг., состоял в браке с Ольгой Смородиновой, внучкой киевского городского головы Густава Эйсмана. В эмиграции в Германии, владели издательством. (Ред.)

3

28 ноября 1927 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Сегодняшней Вашей статьей в «Возрождении» о моих книгах1 Вы меня глубоко, до слез тронули. Я не знаю, может быть, по литературной этике и не следует ничего этого писать и благодарить Вас. Может быть надо просто стыдливо потупить глаза и промолчать, но я не могу так поступить. Такие люди, крупные, как Вы, «настоящие», признанные всеми и всеми уважаемые писатели никогда так обо мне не писали. А потому назовите меня бестактным, но примите мое сердечное, от души идущее горячее спасибо.

Особенно было мне отрадно, что Вы, большой писатель и вдумчивый человек, так поняли и с такою сердечною теплотою отнеслись к моим скромным героиням. Вы-то меня поймете: их не было. Я их создал своей фантазией. И в то же время они все были, они для меня живые, я их знал, я их любил, я страдал с ними и я радовался с ними. Примите мой низкий поклон старого солдата за Ваше хорошее слово о нашем среднем офицере, о том, с кем я прожил всю мою жизнь, кем любовался в казарме, в поле, на маневрах и на войне перед лицом Божиим.

Вашим внимательным разбором, Вашим добрым словом Вы меня подняли в моих собственных глазах и Вы скрасили мне, быть может, последние годы моей жизни и дали яркий луч света в наше одинокое, тяжелое, изгнанническое житье.

Спасибо Вам на добром ласковом слове.

Искренно уважающий Вас и преданный Вам

П. Краснов

________________________________

1. В своей статье о романах Краснова, Амфитеатров хвалил его за его «благородство письма», за его успешное воплощение типа тургеневской женщины и за его умение создавать образы военных. Творчество Краснова получило высокую оценку от Амфитеатрова. См.: Амфитеатров А. Романист вне касты // «Возрождение». 1927. № 909, 28 ноября.

4. А. В. АМФИТЕАТРОВ – П. Н. КРАСНОВУ

Levanto

1927.XII.29

 

Глубокоуважаемый Петр Николаевич,

Простите, ради Бога, что так безобразно долго не отвечал на Ваше любезное письмо и не поблагодарил Вас еще за присыл Ваших двух исторических романов – «Все проходит» и «С нами Бог». Переживаю очень трудное время: в Милане сын болеет тифом, жена при нем, самому тоже пришлось съездить, сын Роман1 сидит в Леванто, теряет сезон по невозможности выехать, дочь Сабина2, напротив, завтра уезжает в Прагу, я с инфлюэнцей; словом, хаос, – и, как всегда водится, в самое тяжелое безденежное время!

Очень рад, что моя статья доставила Вам удовольствие. Может быть Вам приятно будет узнать, что она нашла отклик в итальянской печати. А в «La Stampa», говоря о Троцком, я привел несколько выдержек из «Понять – простить».

Дома у меня к Вам великое рвение и почитание со стороны жены, сыновей и дочери*. Делятся на партии предпочтения – одни – контрреволюционных романов, другие – исторических.

Но наш домашний триумф Ваших писаний – слабый лепет сравнительно с письмом, к[ото]рое я получил от одной Вашей варшавской поклонницы по фамилии Гловацкая3. Вот она Вас обожает так обожает! Чужие это должны Вам говорить, чтобы Вы поверили. Прямо пишет, что раньше терпеть меня не могла, но за оценку Вас дает мне амнистию, хотя и находит, что я еще мало восславил Вас, надо горячее. Если хотите, пришлю Вам это письмо.

Хотите нажить очень большой капитал? Обработайте «Все проходит» для кинематографа. Будете иметь успех бешеный и всемирный. Удивляюсь, как еще никто не обокрал Вас в сюжете: так легко и эффектно ложится роман в сценарий.

Желаю Вам хорошо встретить русское Рождество и оба Новых года. А в наступающем году – всякого благополучия, успеха и, главное, здоровья!

Ваш Ал. Амфитеатров.

 

* А Вы мне три года сряду писали, что я ошибаюсь в Вашей оценке и что я говорю неправду.

______________________________

1. Роман Александрович (1907– ?) – музыкант, был болен психически.

2. Сабина (1909– ?) – внебрачная дочь Амфитеатрова.

3. Гловацкая Е. Г. (? – 1944) – участница русских благотворительных организаций в Польше; погибла во время варшавского восстания.

5. П. Н. КРАСНОВ – А. В. АМФИТЕАТРОВУ

10 января 1928 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Простите, что задержался с ответом на Ваше письмо и не поблагодарил Вас горячо за Ваши статейки о моих работах в итальянских газетах. Делаю это сейчас с некоторым опозданием, но с тем большею признательностью.

Очень было тяжело мне читать о болезнях, постигших Вас и Вашу семью. В нашем изгнании – пока здоров и бодр, еще как-то скрипишь, временами, за работой, даже и забудешься, но как только захвораешь – все недочеты налицо. Да пошлет Господь Вашему сыну скорейшее выздоровление и да оправитесь Вы от инфлюэнцы, этой скучной гостьи здешней гнилой зимы.

Все хочу Вам послать «От Двуглавого орла к Красному знамени», – но русского издания не найду. Устроило бы Вас немецкое (полный перевод и очень хороший) или французское – сокращенное наполовину в посредственном переводе? При случае напишите, что Вам удобнее, и я Вам пошлю, ибо это имею и могу достать, а русского нет.

С госпожой Гловацкой у меня только очень рьяная переписка. Я ее никогда не видал. Мужа ее видал перед самой войной на скачках. Знаю, что она «военная» дама, по-видимому, очень образованная и начитанная. Она имела случай видеть людей, спасавшихся на Дону, когда я был атаманом. Этим я объясняю ее – в письмах ко мне – слишком преувеличенное представление и о моей военной, административной деятельности, и о моей литературе. Я же просто – старый офицер, старавшийся всегда быть на своем месте. Я послал Вам свою книжечку «Душа Армии»1 не для критики, не для того, чтобы эксплуатировать Вас, а просто мне хотелось бы, чтобы Вы и особенно Ваши юноши-сыновья заглянули в душу тех, кому приходится воевать, и тех, кто войну избрал своею профессией.

О «Все проходит» — много думал. Да, видно, нужна протекция, а в фильмовом деле, кажется, вернее всего, чтобы какая-нибудь мировая знаменитость-«ведетта»2 заинтересовалась романом. Я же живу отшельником, далеким от мира. В деревне. И единственно чем утешаюсь – это верховою ездою. Ибо с детства так заучен матерью и отцом – что не могу представить жизни без лошади.

От всей души поздравляю Вас с наступающим Новым годом и желаю Вам и всем Вашим здоровья, счастья, крепости сил, успеха в работе и просвета в изгнаннической жизни.

Искренно Ваш

П. Краснов

_________________________________

1. Краснов П. Н. Душа Армии. Очерки по военной психологии. – Берлин: Изд-во «Медный Всадник», 1927. Амфитеатров написал положительную рецензию на эту книгу. См.: «Возрождение». 1928. № 994, 21 февраля.

2. Кинозвезда (итал.)

6

23 мая 1928 г.

Временно до 4 июня:

Lindenstrasse, 1,

Bad-Nauheim (Hessen),

Allemagne

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Не можете Вы представить, как глубоко меня тронуло только что мною полученное от Вас письмо от 17-го сего мая. Оно упало на больное мое сердце целительным бальзамом. Я с весны себя очень плохо чувствовал. И не то, чтобы умирать собрался, – умирать все равно придется когда-нибудь, – а стал терять работоспособность. Начну что-нибудь писать – и сейчас сердцебиение, мысль путается, а потом в глазах темнеет. Ну значит, плохо. Пережитое берет свое. И вот, именно благодаря итальянцам я смог поехать сюда, где очень порядочно оживляюсь и начинаю справляться со своим сердцем. Может быть, даже и настолько оправлюсь, что опять буду в состоянии писать. Итальянцы же мне помогли вот чем: Фирма Adriano Salani, Casa Editrice, Firenze, 127, Viale dei Mille, 114, издает на итальянском языке «От Двуглавого орла к Красному знамени», «Понять – простить» и «Амазонку Пустыни»1. К сожалению, издает она по французскому и английскому, сокращенным текстом. Как ни уговаривал я ее делать переводы с русского, обещая и сократить, даже не спрося Вас, указал на Вас как на человека, могущего указать великолепных переводчиков с русского на итальянский, они настояли на своем, и книги должны скоро выйти в свет по-итальянски, и, конечно, я их сейчас же пошлю Вам. Заплатили они мне немного, но, однако, столько, что я с женой смогли поехать сюда, и здесь хорошо полечиться. Не писал Вам об этом раньше, потому что хотел, чтобы какая-нибудь из книг вышла и тогда, послав ее Вам, предложить Вам порадоваться вместе со мною моей радости.

Буду очень счастлив, если Вы хотя бы тому же издательству порекомендуете «Душу Армии». Я ее и совсем за пустяки отдал и буду рад, если она появится в свет там, где процвела слава Суворова-непобедимого, и где на высях Сен-Готара, на дороге в Айроло стоит ему памятник2.

Вашу «Лиляшу»3 я уже давно имею и читаю медленно, со вкусом, как едят дорогие конфеты. Нахожусь в середине второй книги. Не завидую Вам, ибо сумел в себе вытравить это самое скверное чувство, но восхищаюсь и поражаюсь Вашей памяти на имена и события, чего у меня так мало. У меня лошадиная память. Необыкновенно помню местность. Каждый камушек, куст, тропинку, виденную 40, 50 лет тому назад, могу нарисовать теперь. Никакой памяти на лица, на людей. Другое, что меня поражает в Вашем романе, как умеете Вы копаться в человеческой душе, как глубоко до дна вскрываете женскую душу и как незаметно и легко у Вас вышли образы Шуплова Галактиона, Лили, Эрны – их видишь, и как, несмотря на то, что персонажей немного, место действия пока сужено, интерес не ослабевает, а наоборот. Каюсь – у меня это вышло бы скучно. И третье, что меня удивило, – это богатство Вашего русского языка. Это меня и обрадовало. Вы дольше и больше меня в эмиграции, а Вы точно сейчас из Москвы, Нижнего, из России. Это дает мне надежду, что и я не забуду дорогой мне родной язык. Опечаток действительно уйма. Временами трудно читать.

Спасибо Вам и за «Белую Свитку». Я боялся так, что Вы ее разбраните4. Не хотелось мне писать 3-ю фантастическую часть. Думал кончить прилетом на аэроплане Белой Свитки в Боровое, но победило соображение такого свойства. Книга писана для СССР. Она уже и пошла туда. Хотелось сказать: не так страшен черт, как его малюют. Организацию можно победить организацией и, если внедрить русских «белых» людей во весь аппарат советской власти, то и он развалится. Не велик червячок, что точит дерево, а валит гигантский ствол, – и вот появилась третья часть – уже не художественная, а политически программная.

Относительно «Русской Правды» – это уже второй раз, что я там открыто выступаю. Редакция этому не сочувствует, я же считаю, что появление имен в «Русской Правде» было бы хорошо. К сожалению, я не могу собирать для нее деньги, потому что связан с «казною Великого князя Николая Николаевича» и, кроме того, живу в деревенской глуши, где никакие денежные операции невозможны. Но я письмами вербую жертвователей и охотно дал доход с сербского издания «Белой Свитки» на Братство. Но если бы Вы, митрополит Антоний5, профессор И. А. Ильин6, герцог Лейхтенбергский, если возможно, даже Бурцев7 – такое воззвание подписали – как это было бы отлично!!

Да, Врангеля8 очень жаль. Я его знаю с молодых лет. Он на 10 лет моложе меня, но с ним и под ним я мог бы служить где угодно. Он был честный и вполне порядочный человек, что теперь, увы, так редко между генералами. Для себя он умер вовремя, с неувядшей славой, во всем благоухании спасения Русской армии, еще не увидев ее начинающегося разложения. Для России он умер слишком рано, ибо он мог остановить разложение армии, мог ее собрать... Его ценили и уважали и за рубежом. Заменивший его Кутепов9 много мельче.

Буду рад, когда Ваша статья о «[Белой] Свитке»10 появится. Вы для меня старый литератор – и, хотя годами мы почти равны, – у меня такое чувство, когда Вы обо мне пишете, как у молодой девушки, которую на балу «шапероннирует»11 почтенная и всеми уважаемая особа.

Искренно Ваш

П. Краснов

________________________________

1. Краснов П. Н. Амазонка пустыни. – Берлин, 1922.

2. Великий полководец А. В. Суворов (1730–1800) в селе Айроло одержал победу над французами, что и открыло ему дорогу на Сен-Готард и Альпы.

3. Амфитеатров А. Лиляша: роман одной женской жизни. В трех томах. – Рига, 1928.

4. Речь идет о романе Краснова «Белая Свитка» (1928), который посвящен БРП и построен на сводках организации. Критики по-разному оценили произведение Краснова. В. Татаринов в газете «Руль» (1927. № 2346, 15 августа) писал о романе нейтрально, Петр Пильский в рижской газете «Сегодня» (1928, № 113, 28 апреля) резко раскритиковал роман, а Д. Персиянов в белградском «Новом Времени» (1928. № 2096, 28 апреля) хвалил его. Публикатор выражает благодарность проф. Л. Флейшману за предоставление рецензии П. Пильского.

5. Митрополит Антоний (Храповицкий, 1863–1936) – Первоиерарх РПЦЗ, председатель Временного архиерейского Синода Русской Православной Церкви за границей. Митрополит Антоний выдал Благословенную грамоту БРП (см. Будницкий. С.127, 129).

6. Ильин Иван Александрович (1882–1954) – философ. Выслан за границу в 1922 году. Идеолог Белого движения.

7. Бурцев Владимир Львович (1862–1942) – публицист, издатель; редактор ж. «Былое»; был известен своими разоблачениями провакаторов (в частности, Азефа). В эмиграции издавал г. «Общее дело»; участвовал в создании антисоветского «Национального комитета». В многочисленных газетных статьях защищал репутацию БРП.

8. Врангель Петр Николаевич (1887–1928) – генерал-лейтенант, барон. Был Главнокомандующим Добровольческой армии во время Гражданской войны. В эмиграции создал Русский Общевоинский Союз (РОВС). О взаимоотношениях Врагеля и Краснова см.: Писатель генерал П. Н. Краснов. Дарственная надпись на книге «Венок на могилу неизвестного солдата Императорской Российской армии» / Публикация и послесловие В. Ю. Черняева // «Русское прошлое». № 4. – СПб., 1993. С. 352-359.

9. Кутепов Александр Павлович (1882–1930) – генерал от инфантерии. После смерти Врангеля назначен председателем РОВС. Сторонник террора против СССР.

10. Рецензия А. Амфитеатрова на книгу «Белая Свитка» пока не найдена.

11. опекать (фр.)

7

17 июля 1928 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Мне очень совестно начинать письмо с бесконечных извинений в том, что не успел Вас до сих пор горячо поблагодарить за Вашу прекрасную статью в «Stampa»1 со столь лестной для меня оценкой моих произведений. Я нашел ее, вернувшись «домой», в горé разных журналов и газет, и моя жена, хорошо знающая итальянский язык, мне ее перевела. Спасибо Вам, дорогой Александр Валентинович, за такую дружескую поддержку меня, всегда в себе неуверенного и идущего по литературному пути робкими шагами. Спасибо Вам и за моего сородича Ивана Александровича Родионова2, талант которого высоко ценю. Первые отзывы о его «Нашем Преступлении» были: мой – большие два фельетона в «Русском Инвалиде»3 и Меньшикова4 – большой фельетон в «Новом Времени»5 Оба восторженные. Я должен сознаться, что я не сам открыл Родионова. Тогдашний редактор «Русского Инвалида» генерал Поливанов6 дал мне «Наше Преступ-ление» и сказал: «Это замечательная книга. Выдающееся явление в теперешней литературе. Можете написать о ней сколько хотите. Книга интересна для вас еще потому, что она написана донским казаком.» Книга меня поразила. Служа все время в строю, мне на маневрах и в лагере приходилось жить среди крестьян, в их избах и близко видеть и их быт, и их нравы. Ближе, чем это видят помещики, наблюдающие из своего двора; я же наблюдал их прямо из их хаты, так как часто неделями жил в крестьянской избе. Книга Родионова поразила меня своею правдою7.

Во время лечения основательно прочел «Лиляшу» и опять поразился Вашей памяти и Вашему русскому языку. Из интересных наших писателей я могу легко читать вслух только Вас, Бунина8, Куприна9, Шмелева10 и Первухина11. Лукаша12 же, например, которого очень люблю, – не могу. Заедает слова. Недурно пишет еще Осоргин13, но ужасно как-то расплывчато.

Ваша статья в «Stampa» дала мне силы, а я от старости и болезни сердца стал сильно слабеть. Теперешние жары лишают меня всякой охоты работать, а я заключил условие с неустойкой с «Gramatu Draugs» на переиздание «За Чертополохом»14 и «От Двуглавого Орла к Красному Знамени»15 и хочу их переработать, ибо писанные в тяжелой матерьяльной обстановке эти мои вещи технически слабы.

Еще раз спасибо Вам за Ваши ласковые и благожелательные отзывы. Я не молодой писатель, но недавно вышедший на большую дорогу и встреченный на ней молчанием, я тем более нуждаюсь в теплом слове людей суровых, закаленных в литературном труде и так же, как я, страстно любящих нашу общую мать – Россию.

Искренно уважающий Вас и благодарный

П. Краснов

________________________________

1. Статья пока не найдена.

2. Родионов Иван Александрович (1880–1940) – писатель. Книга Родионова «Наше преступление» впервые вышла в 1909 году. Во время Второй мировой войны сын Родионова был адъютантом Краснова.

3. «Русский инвалид» – военно-научная и литературная газета, выходившая в Петербурге (1813–1918); главный печатный орган Военного министерства Российской империи. Краснов печатался в газете с 1891 года. Когда издание газеты возобновили в эмиграции в Париже, Краснов снова стал ее сотрудником. В «Русском инвалиде» Краснов иногда пользовался псевдонимом «Гр. А. Д.» – имя его любимой лошади (Град), которая ему прослужила 23 года.

4. Меньшиков Михаил Осипович (1859–1918) – крайный правый критик дореволюционной газеты «Новое время».

5. «Новое время» – консервативная петербургская газета (1868–1917).

6. Поливанов Алексей Андреевич (1855–1920) – генерал от инфантерии. В 1899–1904 гг. главный редактор газеты «Русский инвалид».

7. Амфитеатров не разделял восторг Краснова относительно произведения Родионова: «Господин Родионов может хвалиться, – ему удалось написать одну из самых гнусных и бесчеловечных книг, какие когда-либо появлялись в европейской печати». Рецензия была напечатана в журнале «Современник». 1911. Кн. 2. Цитируется по изданию: Горький и русская журналистика начала ХХ века. Неизданная переписка // Литературное наследство. Т. 95. – М., 1988. С. 299.

8. Иван Бунин в дневнике отметил писательский дар Краснова: «Читаю роман Краснова ▒С нами Бог’. Не ожидал, что он так способен, так много знает и так занятен» (Устами Буниных / Сост. М. Грин, с предисл. Ю. Мальцева // Т. 2. – М., 2005. С. 283). Сохранилось два восторжественных письма Краснова Бунину в архиве Бунина (Leeds Russian Archive). Cр.: «Пользуюсь случаем высказать Вам мое постоянное восхищение всеми Вашими вещами. Я их не только читаю, но изучаю, чтобы постичь бесконечную прелесть и очарование Вашего творчества и научиться у Вас.» (письмо от 24 сентября 1926г.); «Глубокоуважаемый Иван Алексеевич, От всей души исренно, сердечно поздравляю Вас с получением премии Нобеля по литературе. Лучшая литература – Русская – в Вашем лице, лучшего нашего писателя, наконец получила давно заслуженное признание. И как не радоваться этому Русскому сердцу!? Давно, давно читал я Вас и все напечатанное и написанное Вами прочел. И всем восхищался.» (Письмо от 10 ноября 1933 г.) Пользуюсь случаем поблагодарить Р. Дэвиса за предоставление копии этих писем.

9. В 1919 году, когда Гатчина была временно оккупирована белыми войсками, Краснов начал издавать газету «Приневский край» в котором принимал участие Александр Куприн. О своем сотрудничестве с Красновым Куприн упомянул в своей автобиографической повести «Купол Св. Исаакия Далматского» (Рига, 1928. С. 62-66). Когда первый том романа Краснова «От Двуглавого орла к Красному знамени» вышел, Куприн отметил, что книга «читается с самым живым интересом» («Общее дело». – Париж. 1921. №. 297, 9 мая). Краснов одобрительно отозвался о романе «Юнкера» Куприна (см. «Русский инвалид». 1933. № 51, 22 января. С. 7-9).

10. Шмелев Иван Сергеевич (1873–1950) – был одним из немногих «штатских» писателей, который печатался в военной газете «Русский инвалид».

11. Первухин Михаил Константинович (1870–1929) – писатель, журналист. Многие годы жил в Италии.

12. Лукаш Иван Сергеевич (1892–1940) – исторический романист.

13. Осоргин Михаил Андреевич (1878–1942) – писатель, публицист.

14. Краснов П. Н. За чертополохом. Фантастический роман. / Издание 2-ое исправленное и дополненное автором // Рига: Изд-во «Грамату Драугс», 1928.

15. Краснов П. Н. От Двуглавого Орла к Красному знамени. 1894–1921. Роман / В трех томах. Издание 3-е / Рига: Изд-во «Грамату Драугс», 1930–31.

8

3 ноября 1928 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Я послал Вам сегодня своего «Мантыка»1. Послал, Боже сохрани, не для того, чтобы Вы об нем где-нибудь писали. Я знаю, что я нахожусь под гукасовским2 херемом и обо мне нельзя писать, но мне дорого сознавать, что у Вас будет моя книга, что, может быть, Вы ее когда-нибудь просмотрите и при случае черкнете мне в письме – достиг ли я цели, которую себе поставил: дать русскому юноше или девушке лет 10-15 здоровое, захватывающее чтение. Будут ли моего «Мантыка» читать в «Камчатке», забывая про уроки и получать из-за него «колы»? Будут ли увлекаться «Мантыком», как мы увлекались «Команчо – Вождем Индейцев», или «Всадником без Головы»3? Вот все, что мне хотелось бы знать от Вас, глубоко мною уважаемого и ценимого писателя и знатока русского языка и стиля.

По тому, что Вы упорно молчите о писательском съезде в Белграде4 и не разделяете восторгов А. И. Куприна и А. Яблонов-ского5, догадываюсь, какое впечатление он на Вас, старого свободолюбца и независимого «Old gentleman»’а6 произвел.

Искренно преданный и уважающий Вас

П. Краснов

_________________________________

1. Краснов П. Н. Мантык, охотник на львов. Повесть. – Париж, 1928.

2. Гукасов Абрам Осипович (1872–1969) – издатель парижской газеты «Возрождение».

3. Два авантюрно-приключенских романа Т. Майн Рида. Краснова иногда назавали «русским Майн Ридом».

4. С 25 сентября по 1 октября 1928 года проходил первый Зарубежный съезд русских писателей и журналистов в Белграде.

5. Писатель А. Яблонский вел репортаж из Белграда о съезде для газеты «Возрождение»; см. его статьи: «Русские дни в Белграде» (4 октября 1928 г.); «Русские дни в Белгаде. Прием у короля» (7 октября 1928 г.). Во время съезда был образован Зарубежный союз русских писателей и журналистов. Яблонского избрали председателем нового Союза.

6. «Old gentleman» – псевдоним А. В. Амфитеатрова дореволюционных времен.

9

26 ноября 1928 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Сейчас получил две Ваши новые книги «Вчерашние Предки»1 и так был ими, а особенно Вашей надписью, тронут и обласкан. Порадовало меня еще и то, что Вы имеете теперь такие большие и интересные вещи, запечатлевшие наш прошлый быт, о котором так справедливо говорите: «Плохо жил XIX век в предсмертные свои десятилетия и почти все, что он порождал, стоя одной ногой в гробу, было тоже плохо и зловеще, – если бы не было так, разве перешла бы Россия теперь последнюю черту и повалилась бы в черную пропасть, смердящую трупами и нечистотами?» Если «GramatuDraugs» меня не надует (мне почему-то кажется, что оно меня надувает) и издаст «От Двуглавого Орла к Красному Знамени»2, я Вам пошлю его, и Вы увидите, что и в том обществе, что блистало у самого солнца и на самом солнце было – ох, как много пятен. Прожив немногим меньше Вашего, повидал немало. Правда, видел и очень много хорошего, но должен признаться – тянули нас кверху, а катились мы вниз.

Предвкушаю медленно и со вкусом читать Ваш роман, ибо люблю Ваше кружевное и в то же время простое писание, сочною кистью чистого русского языка, ибо люблю большие, длинные романы, где разматывается как длинная дорога человеческая жизнь, и так устал от чтения современников с этим новым языком, с этим новым способом писать, где голова кружится от самых неожиданных сравнений и головоломно коротких фраз.

Еще раз спасибо Вам за милую память о чужом Вам старике, который так же, как и Вы, тяжко болеет за Родину-Мать.

Искренно уважающий Вас и преданный

П. Краснов

________________________________

1. Амфитеатров А. Вчерашние предки. Роман. В 4-х томах. – Новый Сад, 1928–1931.

2. Краснов П. Н. От Двуглавого орла к Красному знамении. 1894–1921. Роман. В 3-х томах. Издание 3-е. – Рига: Изд-во «Грамату Драугс», 1930–31.

10

17 апреля 1929 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Сердечное спасибо Вам и низкий поклон от меня за присылку мне всех трех частей «Вчерашних Предков» и «Одержимую Русь»1, а более того, за Вашу обо мне память и так меня тронувшую надпись. Читая «Вчерашние Предки», удивляюсь Вашему мастерскому диалогу и подбору интересных типов. Роман держит меня в большом напряжении своей таинственной завязкой и мне так интересен, потому что Вы развертываете галерею московских типов, мне совершенно не известных. Донской казак по крови, петербуржец по месту рождения и воспитания, проведший всю жизнь в тесных рамках казармы, очень много видевший за время своих странствий (и все по диким странам, с ночлегами в палатке) различных мест и мало видевший людей, я с жадностью изучаю мир совершенно новых мне людей, так ярко и прекрасно Вами изображенных, таких необычных и интересных. Вот уже верно говорится: век живи, век учись, – шестой десяток жизни приходит к концу, а я у Вас учусь познанию новых людей, нового быта, и где же? – в матери нашей Москве, которую столько раз проезжал, где и бывал иногда и с обитателями которой не пришлось столкнуться так близко, как столкнулись Вы.

Я послал Вам своего «От Двуглавого Орла к Красному Знамени» по-итальянски, ибо не знаю, когда удастся его снова издать по-русски. «За Чертополохом» послал Вам в русском издании.

Писал это время для французского издательства «О ▒Войне и Мире’ графа Толстого»2, а сейчас пишу опять книгу для юношества «С Ермаком в Сибирь»3. Работа не Бог весть, как интересная, но, когда живешь только литературой, приходится, увы, считаться с требованиями рынка. Рынок же требует детских книг, и мой «Мантык», который я Вам тоже послал, дал мне немного заработать.

Большое, большое Вам спасибо, что меня помните. Легче живется, когда большие люди, как Вы, не забывают.

Искренно уважающий и преданный

П. Краснов

______________________________

1. Амфитеатров А. Одержимая Русь. Берлин, 1929.

2. Критики часто отмечали сходство романа Краснова «От Двуглавого орла к Красному знамени» с творчеством Л. Н. Толстого. См. Попов К. «Война и мир» и «От Двуглавого орла к Красному знамени» (в свете наших дней). – Париж, 1934.

3. Краснов П. Н. С Ермаком в Сибирь. Историческая повесть для юношества. – Париж, 1929. Анонимный рецензент дал положительную оценку книге: «Книга прочтется с интересом подрастающим поколением эмиграции. При всем ее беллетристическом характере она привлекает внимание юношества не только к приключениям молодого Чишника, но вообще к этой страничке русской истории, когда по кускам, медленно и упорно собиралась русская земля, которую в будущем тоже придется опять собирать и устраивать.» («Возрождение». 1930, № 1675, 2 января)

 

11

19 июня 1929 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Сейчас, вернувшись «домой» из поездки в Германию, нашел у себя брошюру, где напечатана Ваша лекция «Литература в Изгна-нии»1 с Вашею, неизменно милою мне надписью. Спасибо Вам сердечное, русское спасибо за Ваши теплые строки о скромном моем творчестве. Они так иногда мне, всегда в себе сомневающемуся и ищущему, бывают нужны, а сейчас, когда голова полна планов большой работы, как писал Л. Н. Толстой «à longue haleine»2 и нужна смелость сесть за нее, на долгие, многие месяцы, забыв весь мир, – она мне была и особенно нужна.

И еще спасибо, что не боитесь сказать верное, правдивое слово о Братстве Русской Правды. Близко стою к нему и знаю, какое это большое, нужное и смелое дело и, как, Бог его знает почему, не хотят ему помочь и поддержать его. И нашел еще в Вашей книжке правдивые и такие верные слова о «Король – Дама – Валет» Сирина3. Действительно бесподобная картина современной немецкой, именно, берлинской жизни!

Окончил читать III том «Вчерашних Предков» и жду IV, ибо на самом интересном месте Вы его оборвали, не распутав так интересно запутанного романа. На много мыслей он меня навел, и многому научил, и многое показал.

Искренно Вам преданный и глубоко Вас уважающий

П. Краснов

 

______________________________

1. Амфитеатров А. Литература в изгнании. Публичная лекция прочитанная в Миланском филологическом о-ве. – Белград, 1929.

2. Л. Н. Толстой часто использовал это выражение. См.: «Так и тянет теперь к свободной работе de longue haleine – роман» (1862. Т. 60, с. 451); Дневник 1891 г.: «Стал думать, как бы хорошо писать роман de longue haleine, освещая его теперешним взглядом на вещи» (Т. 52, с. 5). à longue haleine (фр.) в данном контексте – «продолжительный». (Ред.)

3. Амфитеатров. Литература в изгнании. С. 33.

12

3 октября 1929 г.

Santeny

 

Глубокоуважаемый Александр Валентинович,

Все поджидал, когда появятся последние, окончательные главы Ваших превосходных, правдивых статей «Стена Плача и Стена Нерушимая»1, чтобы передать Вам земной поклон за Ваше правдивое, честное и смелое слово. И так как после 25 сентября нет продолжения, беспокоюсь, не помешали ли Вам досказать то, что давно надо было сказать, ибо, необычайно любящие похвалу и лесть (и за что нас хвалить и чем мы заслужили лесть – побежденные и выгнанные из родной земли), мы так же невероятно обидчивы на всякое указание нашей никчемности и дрянности. Два года тому назад, весною 1928 года по поводу писем «Туда и Оттуда»2 я обмолвился словом «шкурники» по адресу тех офицеров, которые могли пойти в Добровольческую армию и в нее не пошли, и, оставшись на юге России, потом или принудительно служили в Красной армии, или были расстреляны. И Боже мой, как на меня все ополчились. Какие сочные заголовки статей были в «Последних Новостях» – «Пощечина боевому (sic!) офицерству»3, как презрительно писал обо мне г. Муратов в «Возрождении»4 и сколько получил я оскорбительных, прямо ругательных писем от всевозможных анонимов и псевдонимов. Правда глаза колет. Вы, Александр Валентинович, имели смелость еще более ярко сказать эту правду нам, погрязшим, слишком глубоко ушедшим в свои личные делишки и в свой «беженский», даже не эмигрантский, быт, который так великолепно, во всей его пошлости изображают нам г-жа Тэффи5 и г-н Ренников6. Недалеко мы ушли от сценок г-на Зощенки7. Проф[ессор] Погодин замечает глубокомысленно, что Вы только критикуете, не делая указаний, что же должны делать беженцы для России. Вот уже подлинно спрятал голову в кувшин и притворился ничего не знающим и ничего не понимающим дурачком. Есть же Братство Русской Правды, есть партизаны и в лимитрофах, и на Дальнем Востоке, почему никто не помогал им? Почему нет сбора денег на повстанческий (хотя бы!) Красный Крест, почему не идут туда добровольцы, не шлют деньги, оружие и патроны? Когда сербы восстали против турок в 1876 году – какой подъем был! Я как сейчас помню, как изображали «турецкие зверства» и в картинах, и в восковых фигурах. По всем церквам, по всем собраниям ходили дамы с кружками и собирали «на добровольцев в Сербии». Туда ехал Черняев8... Почему же теперь мы стыдимся собирать на добровольцев Дальнего Востока и не хотим помочь достойному генералу Сахарову9 стать Черняевым? Почему не помогает каждый из нас слать литературу «туда», не идет наклеивать на полпредства разные листовки? Почему, когда убрали, смели, как мусорный павильон, намоленную часовню со святою Иверскою10, ни Евлогий11, ни Антоний12, ни Серафим13, ни Тихон14 не служили торжественных молений, не предавали анафеме осквернителей русской святыни? Много можно сделать, и профессор Погодин отлично знает, что надо делать. Надо на минуту только стать подлинно русским, а не беженцем, и все свои помыслы сосредоточить на России, а не на своем благополучии. Тогда г. Погодин поймет, что «дни культуры», «исследования о Пушкине», «русские имена», «казачьи хаты», балет, рестораны, рестораны и еще раз рестораны, «русские огни», общества памяти императора Николая II, даже детские приюты, школы, стипендии и инвалиды – все это прекрасно, но никакого отношения к России не имеет. Что все это идет уже мимо России.

Это эмиграция, которая силится быть Россией, но о том, что делают в России и что делают из России, старающаяся позабыть. И правы Вы, напомнившие нам, что мы далеко не «красавцы», по выражению Яблоновского, и что все, что мы делаем теперь, – и наше чинное поведение, и отсутствие преступлений, и гимназий, и школы, и призрение инвалидов, и погребение останков генерала Врангеля, и дни культуры, и песни, и танцы, и музыка, и кулинария, – все это, может быть, и очень прекрасное мы делаем для себя, а для России, для ее спасения, для помощи ей – мы ничего не делаем.

Вы это сказали – на Вас обиделись здесь. Там Вас за это помянут добром. Сейчас пришел Ваш четвертый фельетон – и в нем Вы правы. Война продолжается, а следовательно – «да молчит всякая плоть человека и ничтоже земное себе помышляет». Нам надо всем составить тыл помощи России, борющейся, а не быть развратно-танцующим тылом, уже погубившим нас в Бресте15. Профессору Погодину надо бы подхватить тот русский клич, что Вы нам напомнили: «Постоим за Дом Пресвятой Богородицы...» На ст[епях] Манчжурии атака красных отбита. Не китайцами – а нашими белыми партизанами в китайских курмах16... Чем мы им помогли???

Искренно преданный и уважающий Вас

П. Краснов

______________________________

1. Амфитеатров собрал свои статьи в книгу под названием «Стена Плача и Стена Нерушимая». Книга выдержала два издания: Белград, 1929; Брюссель, 1931. Книга, как и статьи, была направлена против политической апатии эмиграции.

2. Л. Л. Д. «Оттуда и туда». Мнение ген. П. Н. Краснова // «Возрождение». 1928. № 1034, 1 апреля.

3. Правильное название – Шкурник. Пощечина рядовому офицерству (Письмо в редакцию) // «Последние новости». 1928. № 2570, 5 апреля. Через некоторое время последовал ответ П. Краснова своим критикам. См. Краснов П. «Оттуда и туда». Вынужденное разъяснение // «Возрождение». 1928. № 1047, 14 апреля.

4. Муратов П. Красная армия // «Возрождение». 1928. № 1047, 14 апреля.

5. Тэффи Надежда Александровна (Лохвицкая, по мужу – Бучинская, 1872–1952) – писательница, поэтесса русской эмиграции. Жила в Париже.

6. Ренников Андрей Митрофанович (1882–1957) – писатель, журналист. Сотрудник г. «Возрождение».

7. Зощенко Михаил Михайлович (1895–1958) – советский писатель-сатирик. Юмористические рассказы М. Зощенко были популярны в эмиграции.

8. Черняев Михаил Григорьевич (1828–1898) – генерал, главнокомандующий сербскими войсками в Сербско-турецкую войну 1876–1878 гг. См. Амфитеатров А. О Черняеве // Недавние люди. – СПб, 1910. С. 176-195.

9. Сахаров Николай Павлович (1893–1951) – генерал-майор, участник Белого движения. В эмиграции жил в Китае (Шанхае), где он основал Дальневосточный национально-демократический союз.

10. Имеется в виду часовня Иверской Божьей Матери у Воскресенских ворот на Красную площадь. Часовню снесли в один день в июле 1929 года (ворота двумя годами позже). Ныне часовня и ворота восстановлены.

11. Митрополит Евлогий (Георгиевский, 1868–1946) – управляющий русскими Западноевропейскими приходами.

12. Митр. Антоний (Храповицкий, 1863–1936) – первоиерарх Русской Православной Церкви за границей; стоял у истоков создания РПЦЗ.

13. Митрополит Серафим (Лукьянов, 1879–1959) – правящий архиепископ Западно-Европейской епархии Русской Зарубежной Церкви.

14. Тихон (Лященко, 1875–1945) – епископ Берлинский.

15. Намек на сепаратный мирный договор 1918 года между большевистской Советской республикой и кайзеровской Германией.

16. См. Бои на советско-китайской границе // «Возрождение». 1929. № 1561, 10 сентября.

 

Kommentar schreiben

Kommentare: 0

Условия использования информации

© www.don-ataman.org

Правила использования материалов, опубликованных на узле www.don-ataman.org 
ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ